Вход в Иерусалим: на встречу со страшной смертью Своей...

Их-то Господь – вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведет за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!

* * *

Их-то Господь – вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведет за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!


А наш-то, наш-то – гляди, сынок –
А наш-то на ослике - цок да цок -
Навстречу смерти своей.


А у тех-то Господь – он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенен тишиной,
Осиян пустотой святой.


А наш-то, наш-то – увы, сынок –
А наш-то на ослике - цок да цок -
Навстречу смерти своей.


А у этих Господь – ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Виссон, багряница, венец златой!
Вкруг трона его веселой гурьбой
- Эван эвоэ! – пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.


Но наш-то, наш-то – не плачь, сынок –
Но наш-то на ослике - цок да цок -
Навстречу смерти своей.


На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдет,
Никуда не спрятаться ей!