Невероятные приключения ёлки в России

Во второй половине 20-х годов прошлого века в советских газетах считалось хорошим тоном под Новый год печатать стихи и статьи, призывающие не праздновать Рождество и Новый год. В качестве альтернативы буржуазной ёлке предлагался здоровый поход с детьми на горку или лыжная прогулка в лес.

Скоро будет рождество,
Праздник мерзкий, буржазный
Связан испокон веков
С ним обычай безобразный

В лес придет капиталист
Косный, полный предрассудков
Срубит ёлку топором
И отпустит злую шутку.

Нужно сказать, что Новому году вообще как-то не очень везло на русской земле. Впервые Новый год первого января решил отмечать Петр I. 20 декабря 1699 года царь издает указ, в котором призывает вместе с Европой вести летоисчисление от Рождества Христова, а не от сотворения мира, и отмечать новолетие «по примеру всех христианских народов» не 1 сентября, а 1 января.

Петр I повелел украсить общественные здания и дома хвойными деревьями или хотя бы ветками снаружи. Это нововведение было принято не слишком охотно, и почти до середины XIX века украшали на Новый год здания ёлками лишь кабаки. Деревья эти стояли круглый год, и только через 365 дней на место одних ёлок приходили другие. В результате народ стал звать питейные заведения «ёлками», а русский язык обогатился елочными фразеологизмами, обозначающими процесс и результат выпивания. Так продолжалось до 40-годов XIX века, когда рождественская ель за 10 лет завоевала Москву и Петербург, а затем и остальную Россию.

Постепенно менялись традиции празднования Рождества: во второй половине XIX века дети в конце праздника разрушали ёлку, а до начала празднования хвойное дерево украшали втайне от ребят, не давая им возможности увидеть главный праздничный атрибут. Постепенно ель становилась больше, переместилась в центр комнаты, и появился обычай водить вокруг нее хороводы и не разламывать её после праздника.

Судьба елки была непростой и до октябрьского переворота: ревнители старины называли ее «неуклюжей, немецкой и неостроумной выдумкой», а Церковь считала ее иноземным и языческим обычаем. В начале ХХ века против обычая украшать в домах хвойные деревья выступили и защитники природы, среди которых был и Антон Павлович Чехов, писавший, что «русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи». Впрочем, большинство горожан приняло новый способ празднования Рождества, приносивший столько радости детям. Лишь крестьяне долгое время смотрели на обычай украшать ёлки как на чужой праздник или способ заработать: под Рождество цены на срубленные деревья и елочные игрушки взлетали до небес, и бедные люди не могли себе позволить такой праздник.

В начале прошлого столетия крестьяне постепенно стали ездить в город на заработки, продавая елки. Традиция эта не прекратилась даже в начале 1920-х годов, когда большевики еще не боролись с елью, но люди жили так тяжело, что никто не покупал срубленные деревья, и мужики уезжали в деревню, практически ничего не заработав. Корней Чуковский в своем дневнике рассказывает, каких трудов стоило детям устроить рождественский праздник в 1920 году: «Поразительную вещь устроили дети, оказывается, они в течение месяца копили кусочки хлеба, которые давали им в гимназии, сушили их — и вот, изготовив белые фунтики с наклеенными картинками, набили эти фунтики сухарями и разложили их под ёлкой — как подарки родителям! Дети, которые готовят к Рождеству сюрприз для отца и матери. Не хватает ещё, чтобы они убедили нас, что всё это дело Санта-Клауса! В следующем году выставлю у кровати чулок!».

Примерно в это же время на обычай украшать хвойное дерево обратила внимание и новая власть. Все началось с перехода на новый стиль, в результате чего Рождество, отмечаемое Церковью по старому стилю, оказалось после Нового года. В результате в стране тут же появились люди, отказывающиеся праздновать «большевистское» новолетие, и в России стали отмечать Старый Новый год 14 января. Несмотря на то, что переход России с юлианского на григорианский календарь предлагался и в XIX и в начале ХХ века, на эту реформу решились только в 1918 году. Церковь осталась верна старому стилю, а потому у верующих до сих пор возникают сложности с празднованием Нового года.

В 1922 году большевики попытались использовать ёлочку в своих целях, и на несколько лет появились комсомольские елки и комсомольское рождество, которые представляли собой смесь грубых кощунств с попыткой театрализованного антиклерикального «просвещения» народа. Эта затея была не слишком удачной, и в 1924 году в газетах стали появляться антиёлочные стихи и статьи, в которых говорилось о том, что ёлка — это религиозный пережиток, позволяющий попам и буржуям влиять на детские головы. Окончательно празднование Рождества и Нового года запретили в 1929 году: Рождество стало рабочим днем, а по улицам ходили комсомольцы и смотрели, чтобы никто в домах не наряжал ёлочку, не светились бы в окнах новогодние огни. До 1935 года ёлка в домах была опасным предметом, и праздники справляли тайно.

28 декабря 1935 года в газете «Правда» появилась небольшая заметка, подписанная кандидатом в члены политбюро ЦК ВКП(б) П. П. Постышевым: «Давайте организуем к новому году детям хорошую ёлку!». Этот призыв обозначал реабилитацию зеленой красавицы, и новогодняя елка стала стремительно завоевывать сердца взрослых и детей, превратив Новый год в главный семейный праздник: в конце 40-х годов 1 января объявляется выходным, появляются кремлевские ёлки для детей, и почти в каждой семье в конце декабря появляются украшенные деревца. Но приключения елочки на этом не окончены.

В конце прошлого — в начале нового тысячелетия с ёлкой и Новым годом стали бороться отдельные представители Церкви. Теперь некоторые считают ёлку безбожной советской традицией, которая мешает православным достойно встретить Рождество, поскольку страна на неделю погружается в беспробудное пьянство. Конечно, в России и СССР на Новый год всегда пили, милицейские протоколы советского периода рассказывают о том, как рабочие напивались 31 числа на службе и выкидывали из окон бюсты Ленина и Сталина. 

Но не все в нашей стране так плохо: значительное число людей любят этот праздник за возможность посидеть с близкими за хорошим столом у нарядно украшенной ёлки и сказать им те слова, на которые, быть может, не хватало времени целый год, некоторые при этом даже ходят на новогодний молебен. За свою трехсотлетнюю историю в России ёлка и Новый год доказали свое право на существование.