В России набирает популярность сервис «Бабушка на час»

Сервис помогает активным пенсионерам встретиться с семьями, которым нужны няни.
Фото: Vanilla-life.ru 

Нынешние 60-летние хотят быть востребованными, но редко могут найти работу — везде предпочитают брать кого-то помоложе. Понянчить внуков часто тоже не удается: не все молодые семьи торопятся завести детей. Но бабушка и дедушка могут многое дать малышам. Даже если эти малыши — не родные. 

В России запущен сервис «Бабушка на час», помогающий активным пенсионерам встретиться с семьями, которым нужны няни, сообщает ТАСС. 

«Нам нравится видеть у себя интеллигентных, добрых людей, которые могут быть примером для ребят. При этом они же и «добрая бабушка» или «добрый дедушка», с которыми можно пирожки испечь или на рыбалку съездить», — рассказала агентству основатель сервиса «Бабушка на час» Натали Линькова. 

«Бабушек и дедушек» собеседуют психологи, психиатр и даже конфликтолог-полиграфолог, окончивший Академию ФСБ. 

«Наши сотрудники минут через 20-30 доверительного общения с приятными на первый взгляд людьми "выявляли" магов, экстрасенсов и одного "мастера открытия третьего глаза". Иногда выяснялось, что человек пришел от отчаяния, потому что не может найти работу, "а с детьми-то каждый может". Нам и угрожали, и какими-то палочками окуривали нас перед собеседованиями… Те, кто не открывают «третий глаз» и действительно хотят работать с детьми, остаются на курсы подготовки. После этих двух этапов отсеивается 80% претендентов», — рассказала Линькова. 

«Бабушки и дедушки», сумевшие преодолеть все испытания, рассказали ТАСС о своей работе, о том, как дети чувствуют людей, чего нельзя допускать в общении с ребенком и почему наемный дедушка может быть лучше родного. 

«Дети не любят менторство»

Гувернер и правозащитник Константин Николаевич и его «взрослые ребята» 

«Своим ребятам я сразу сказал: «Вы уже взрослые, зачем вам няня? Я вам буду наставником. Я могу вас чему-то научить», — рассказал агентству Константин Николаевич. 

Сейчас у Константина Николаевича двое подопечных — брат и сестра десяти и пяти лет. Он называет себя наставником и гувернером — в дореволюционном смысле этого слова. Обучает ребят и этикету, и наукам, но так, чтобы им не было скучно. 

Фото: ТАСС 

«Дети не любят менторство, их надо учить в игре», — говорит Константин Николаевич. 

Когда-то Константин Николаевич был инженером, потом — журналистом и правозащитником. Он жил в Ставрополье, работал в миротворческой миссии на Северном Кавказе и занимался реабилитацией детей, переживших теракт в Беслане. «Одна девочка, которая была в этой школе, потом два года засыпала, только подперев чем-нибудь дверь. Она говорила: «Это чтобы нас никто не украл и не обидел». Мы получали гранты, вывозили этих ребят в санаторий в Ставропольский край. Старались восстановить их доверие к миру», — вспомнил он. 

Девять лет назад Константин Николаевич переехал в Москву. Он — специалист по технике речи, свободно держится перед камерой, и поначалу у него не было проблем с работой — снимался и на телевидении, и в эпизодах в кино. Но несколько лет спустя оказалось, что мужчине под 60 непросто найти работу — даже при таком опыте. «Вакансий много. Но как только узнают возраст — а мне 58 — ты никому не нужен. Или хотят молодых, или ведут своих. На один телеканал меня практически приняли выпускающим редактором и буквально за несколько часов до выхода на стажировку позвонили и сказали: извини, начальница своего привела», — рассказывает он.

Изначально в сервисе «Бабушка на час» работали только женщины. «Я вполушутку возмущался: когда будут дедушки? И зарегистрировался там вполушутку. Ну вот мы и дошутились», — говорит он. 

Сейчас в базе «бабушек и дедушек на час» всего 14 мужчин на 346 женщин. Но спрос на дедушек высок: мужчины умирают раньше, в разведенных семьях дети чаще живут с мамами, и многие хотят, чтобы у их ребенка был наставник-мужчина. «Одна мамочка меня просила: научите моих детей пилить, скворечники с ними делайте. Хотя дело, конечно, не только в «мужских умениях»: просто дед может дать ребенку то, что не даст ни мама, ни бабушка», — говорит Константин Николаевич. 

Почему «дедушка на час» может быть лучше родного деда? Родители не всегда хотят, чтобы их детей растили так же, как их самих. Но вести семейные споры о методах воспитания бывает нелегко. А «дедушка на час» все будет делать так, как считают нужным клиенты — или просто у них не останется.

«Я не пойду работать в семью, с которой живет родная бабушка. Они часто обижаются, что им ребенка не доверили, а пригласили постороннего человека. Ревнуют. Доходит до ненависти. И тогда бабушка или дедушка начинают вредить. Ребенок поделится чем-то вслух, а они могут сказать: да дурак твой наставник, не слушай, глупости это все!», — говорит Константин Николаевич. 

Еще одна недопустимая для Константина Николаевича черта — «барство», отношение к «дедушке» как к прислуге. «У нас в сервисе почти у всех есть высшее образование, а у некоторых — ученые степени. Профессор приходит, а ему говорят: «Молчи и делай, как тебе скажут». Мало кто будет такое терпеть», — говорит он. 

Сейчас Константин Николаевич составляет свою программу для школы «бабушек и дедушек на час». В гувернеры он пошел, чтобы посмотреть на эту работу изнутри. «Мои дети уже выросли, надо было узнать современных детей. Сейчас время нервное, и дети нервные — даже в семье конфликтуют, ревнуют, ломают друг другу игрушки… Надо учить людей коммуникациям, учить выходить из конфликтов. Это нужно везде», — заключил Константин Николаевич. 

«Мы отрываемся по полной»

Любовь Юрьевна и ее активный Владик 

В школьные годы Любовь Юрьевна играла в футбол — в девичьей команде «Ржавый гвоздь». Сейчас она играет с Владиком. Ему год и три месяца, и Любовь Юрьевна нянчит его уже почти полгода. 

Любови Юрьевне 59 лет. Когда-то она училась в педагогическом, но бросила. Долго работала секретарем в социальном учреждении. У нее взрослый сын, но пока нет своих внуков. В «Бабушки на час» она пошла, потому что хотелось нянчиться. 

«Теперь у меня есть и дополнительный заработок, и ребенок, который для меня как свой. И время есть: я работаю дважды в неделю по пять-семь часов. Успеваю ходить в театры, в консерваторию. Я специально выбирала семью с маленьким ребенком: со школьной программой я не дружу. Мамочки обычно хотят, чтобы следили и за уроками, а меня обмануть будет слишком просто», — говорит она.

 
 Фото: ТАСС 

Работа Любови Юрьевны — это классическая работа няни: кормить, играть, гулять и заботиться, чтобы мама могла «проветриться». «У нас очень активный мальчик. Мы отрываемся по полной — можем и поползать, и камешки покидать, и заборчик потрогать. Мама разрешает нам пачкаться — главное, чтобы песок в рот не взял и не ударился. А есть мамы, которые говорят: ой, комбинезончик испачкал, куда ты лезешь, грязно… Это — ребенок. Особенно если это мальчик. Он должен всюду лазить», — рассказывает она. 

В школе «бабушек и дедушек на час» учат: надо растить ребенка так, как считает нужным мама. Если взгляды на воспитание кардинально расходятся, лучше поискать других клиентов. Иногда одной семье бабушка не подходит, а в другой на нее молятся. Но если родители делают явное «не то» (например, бьют своего ребенка), можно вежливо спросить их, почему они так грубы. Кто-то сразу напишет на «бабушку»-советчицу жалобу. А кто-то прислушается. 

У Любови Юрьевны три главных ограничения: она не будет работать там, где пьют или курят, не пойдет к «особенным детям» — слишком много эмоций — и в многодетную семью. «Я хочу поработать в удовольствие. Много ребят я не потяну. А некоторые так любят детей — им чем больше, тем лучше», — говорит она. 

Любовь Юрьевна считает, что нельзя становиться «бабушкой на час» только из желания заработать. Нормально, когда оно есть, но только как приложение к желанию нянчиться. 

«Дети этого не простят. Они очень чувствуют взрослых. Если ребенок настороженно относится к человеку, начинает при нем капризничать или замолкает, однозначно что-то не так в отношении взрослого к этому ребенку. Есть бабушки, которые просто не переносят детей: раздражает их писк, крик, что они просят что-то… Я не желаю бабушкам, чтобы они зарабатывали на этом деньги. Я желаю им, чтобы они были востребованы и любили чужих детей — может, не как своих, но почти так же», — говорит она. 

«Нас называли «наша русская семья»

Александр Анатольевич и его американские внуки

Александр Анатольевич стал «дедушкой-няней» задолго до появления сервиса «Бабушка на час». «Я не мог найти работу, а жена была помощницей бизнесвумен из Соединенных Штатов. Элизабет удочерила двух русских девочек. А еще у нее было четыре кота и большая квартира. Надо было убираться и с ребенком гулять. Я решил помочь жене. Дети меня приняли, и я втянулся», — рассказывает Александр Анатольевич. 

Русских дочек американской леди супруги помогали растить десять лет. Элизабет доверяла им даже свои кредитные карточки. «Она представляла нас так: «наша русская семья». Ее в школе обо мне спрашивали: «Это шофер?» Она отвечала: «Это русский дедушка», — рассказывает Александр Анатольевич. 

У старшей девочки была форма ДЦП, у младшей — больные почки: во время беременности ее мама проходила химиотерапию, лечилась от рака. Супруги не хотели расставаться с «внучками» даже в выходные. «В субботу встанем иной раз, смотрим друг на друга — ну нечего делать. Звоним: «Элизабет, не хочешь съездить на шопинг?» Она: «Сейчас!» И прямо в пижамах их привозила. Мы их уже переодевали, кормили», — вспоминает Александр Анатольевич. 

 
 Фото: ТАСС 

Четыре года назад Элизабет с дочками уехали из России. Теперь «бабушка и дедушка» приезжают в гости в США на каникулы. У супругов два взрослых сына, но родных внуков пока нет. «Они считают, им еще рано. Не будем же заставлять. Хотя мы им говорим: женитесь, рожайте и гуляйте, ездите по миру. А ребенка нам отдавайте спокойно», — рассказывает Александр Анатольевич. 

В ожидании своих внуков он стал «дедушкой на час». Сейчас у него двое подопечных из разных семей: двухлетняя Ева и Влад, которому чуть больше года. Он работает по звонку, без четкого графика. Получается около 12 часов в неделю. Говорит, что мог бы работать и больше, но откликаться хочется не на все предложения. Где-то нужна помощь по дому, а Александр Анатольевич не любит гладить. Где-то клиенты жадничают — хотят, чтобы «дедушка» пользовался собственной машиной, а ее обслуживание в счет не включают. А иногда по одному телефонному разговору ясно, что в семью лучше даже не соваться: «Муж и жена развелись, и муж говорит: «Жена иногда приезжает, ну, мы с ней деремся». А дочь с ним не разговаривает старшая. Там можно в такую попасть кутерьму!» 

Александр Анатольевич уверен, что их сервис нужнее молодым семьям, чем самим сотрудникам. «Вот есть мама, папа и ребенок. Дедушка-бабушка, может, в другом городе живут. Муж и жена сидят дома. А хочется и в кино, и к друзьям. Муж задержался после работы с друзьями, кофе попил. Приходит к жене, она ему: ты такой-сякой, я с ребенком, а ты с друзьями! И дело доходит до развода очень часто. Из-за таких мелочей», — говорит он.

Александра Анатольевича любят не только подопечные, но и просто чужие дети, которые встречаются во дворе. «Однажды к нам с Евой в песочнице подошел мальчик лет четырех. Я говорю: «Ну, давай играть». А Ева — собственница. Заревновала и увела меня. Через несколько дней мама Евы пошла с ней на площадку сама. Возвращается, говорит: «Ко мне подходит мальчик, спрашивает: а почему дедушки нет?» — вспоминает он. 

Активный ребенок легко может вымотать даже 30-летнего. И физически пенсионерам с детьми бывает непросто. «Есть такие ребята — домой приходишь от них и падаешь. Но когда я работаю, я стараюсь как бы сам стать ребенком. Я не говорю им: сиди, играй. А сам вовлекаюсь в игру», — говорит Александр Анатольевич.