«России осталось полгода» или «Мы стали более лучше одеваться»?

«России осталось полгода. Рубль рухнет. Срочно продавайте недвижимость, покупайте валюту за любую цену и вывозите деньги из страны. Иначе не успеете», - пишет финансовый аналитик и по совместительству автор какой-то книжки про внедрение демократии.
 «Через несколько лет русские будут нам завидовать, просить наши паспорта, а мы будем свободными, получать по сто тысяч, и на нас будут работать другие», -  мечтает автор поста на каком-то форуме. В его стране гибнут люди, власти ограничивают  обмен валюты и дают советы, как прожить зимой без тепла, но его грезы не разрушаются от таких пустяков.
 «Мы стали более лучше одеваться» - эта фраза стала мемом, ее автор поработала на одном из федеральных каналов и стала символом невежества, неграмотности и пошлости.
Хотя формально она права. За последние годы жизнь стала немножко лучше – в моем городе построили несколько бассейнов, заасфальтировали дороги, сделали ремонт в подъезде, открыли  хороший детский сад, куда ходит мой сын.
 В районной больнице появилось отделение диагностики, где меня недавно бесплатно обследовали с помощью  сложной медицинской техники.
 Конечно, не все так хорошо – растут цены на продукты, не хватает лекарств, стоимость новой квартиры заоблачна, турпоездка к морю теперь обойдется мне на 20 тысяч дороже, бабушкам и дедушкам не хватает на лекарства, не все инвалиды  могут получить ортопедическую обувь и другие средства реабилитации. Еще в стране запретили хамон, сыр с плесенью, и продукты, название которых я не могу  вспомнить.
 Жить стало тяжелее. Мне не хватает денег, год назад я не спал ночами и задавал себе один вопрос: «Смогу ли я прокормить сына?». Рубль дешевеет, доллар дорожает. Катастрофа. У меня совсем нет средств к существованию.
Но вот что интересно. Деньги есть у моей мамы. Она пенсионерка и работает лифтером, получает меньше меня, но при этом дает в долг подругам и не требует быстрого возврата займа. Она нянчится с внуком,  смотрит телевизор, читает Довлатова,  ходит в бассейн, ведет общественную работу, сажает  чеснок на своем участке и… не тревожится о курсе доллара.
 Еще у меня есть друг, который месяц назад съездил в Брянскую область. В небольшом городе  за год сделали дороги, построили несколько торговых центров, купили дополнительные автобусы. Правда, пришлось  поднять цену за проезд, но люди теперь меньше мерзнут на остановках,  мокнут под дождем,  страдают от жары. Да, они считают мэра «жуликом и вором», но сами стали чаще ездить отдыхать. В городе стало больше детей, даже спектакли неплохие идут в местном театре. Да, и жители Брянской области тоже не переживают из-за падения рубля.
 Замечательный журналист Кирилл Миловидов в ноябре прошлого года написал чудесный репортаж о жителях Рязанской области: люди живут очень тяжело, но при этом они не плачут, а чувствуют себя спокойней и счастливей многих из нас.  Впрочем, и у меня с самого есть небольшая история на эту тему.
Недавно я был у друзей на даче в Тульской области. К деревеньке провели роскошное шоссе. Правда, до этого там проехал то ли сын, то ли зять местного губернатора. Он потрясся на колдобинах, и в бюджете быстро нашли деньги на ремонт дороги.
 Это конечно плохо, что ямы у нас заделывают только после визита высоких гостей. Лучше бы, чтобы дороги строили без напоминаний. А еще лучше вообще ничего не делать – все равно все рухнет и накроется медным тазом. Не верите? Почитайте социальные сети и экономические прогнозы.
Примерно раз в неделю до меня долетает очередная страшилка: «Цены на нефть рухнут, чиновники все разворуют и   запретят, Путин всех расстреляет и введет железный занавес». В общем, живые позавидуют мертвым.
 Но вот что интересно. Все эти апокалипсические сценарии выдают либо профессионалы, которые зарабатывают на панике и наших страхах, либо весьма обеспеченные люди, плачущие о том, что в Москве закроются рестораны, поскольку пропадет мраморная говядина, подорожают айфоны и айпады, а вместо  утиной печени придется есть гречу с курицей.  В общем, исчезнут торты, а останется хлеб.
 Признаюсь, я и сам боюсь голода. В конце 90-х моя мама потеряла работу, я был студентом, и нам приходилось очень туго.  Еды в холодильнике было мало, с одеждой было плохо. Когда в семье не хватает денег, это повод для ссоры, это очень тяжело. Так что я сам  переживаю и не хочу, чтобы в России рухнула экономика или вернулся дефицит.



 Кстати, авторы катастрофических сценариев уверены, что спасти нашу страну может лишь смена режима. Этот рецепт пугает меня гораздо сильнее. Я не хочу лечить головную боль с помощью топора. В соседней стране попробовали, получилось как-то не очень. Может, перестанем  пугать друг друга, а подумаем, как вместе сделать Россию сильнее, а нас богаче и увереннее в себе? Это сложно, но первый шаг очевиден – не стоит самих себя накручивать. Не стоит верить тем, чья работа – наживаться на панике. Не стоит покупать валюту по любому курсу. Не стоит обогащать других, а то действительно придется перебиваться с хлеба на воду.